Архитектурно-пространственное взаимодействие храмов и окружения в исторических городских районах

Автор: | 13.10.2016

Принципиально иным способом компенсировать утрату храмов является попытка зафиксировать его место нецерковным сооружением. Идея подобной компенсации не нова. В начале 1970-х годов проводился конкурс на строительство здания областных органов управления на соборном холме в Костроме. Конкурс, однако, не дал ожидавшегося результата: наиболее убедительным в композиционном отношении оказался проект ЦНИИ теории и истории архитектуры, предложивший воссоздание собора, но такое решение в те годы не могло быть приемлемо. В практике конца века наиболее выразительные опыты застройки храмовых мест современными зданиями, претендующими на роль градостроительных доминант, дала архитектура Нижнего Новгорода. Эту не слишком распространенную в наше время тенденцию представляют два примера: строительство делового центра «Айсберг» на месте разрушенной церкви Варвары Великомученицы и жилого дома в непосредственной близости от того места, где стоял храм Покрова Богородицы.

Универсальный деловой центр «Айсберг» (ТМ арх. В. Быкова) построен в 2000 г. в историческом центре города на Октябрьской площади. Ее застройка сформирована разновременными зданиями. В центре площади до недавнего времени сохранялось незастроенное место снесенной церкви Варвары Великомученицы. В конце 1990-х гг. здесь решено было построить неординарное административное здание.

Новая постройка представляет собой сложный расчлененный объем, который с разных точек площади воспринимается по-разному. Композиция здания предполагает круговой обход. К каждой улице, вливающейся в площадь, оно обращено фасадом, наиболее отвечающим ее застройке. При этом здание откровенно модернистское, и его архитектура лишена элементов стилизаторства, или мотивов храмового зодчества, напоминающих об историческом месте разрушенного храма. Оно состоит из двух разнохарактерных объемов, в отделке которых используется контраст сплошного остекления и оштукатуренной стены. Сочетание коричневых и белых полос на плоскостях стен дополняется модернистскими деталями ярко зеленого цвета.

Несмотря на достаточно успешное архитектурное решение делового центра, размещение его на месте снесенного храма не может быть признано удачным примером реконструкции значимого исторического места, поскольку подобные общественные и жилые здания в Нижнем Новгороде возникают повсеместно, и в менее ответственных градостроительных точках, уникальность места при строительстве такого объекта утрачивается. Кроме того, узнаваемые мотивы современной нижегородской архитектуры не несут знаковой нагрузки и не способны компенсировать утрату исторической культовой доминанты. В сравнении с таким решением можно отдать предпочтение петербургской практике сохранения исторических храмовых мест незастроенными.

Совершенно иной случай представляет собой строительство жилого дома в Холодном переулке (арх. А. Худин). Этот секционный дом переменной этажности выходит на красную линию застройки переулка рядом с тем местом, где в довоенные годы был снесен храм Покрова Богородицы. В застройке Покровской улицы в память о разрушенном храме установлена мемориальная доска. В отличие от рассмотренного ранее примера автор оказался внимателен к проблеме «памяти места», он попробовал положить ее в основу своего архитектурного решения. По намеченному замыслу, «ярусная стремительно растущая композиция как бы отступает от исторического фронта застройки переулка, но ее рост останавливается завершением — круглым остекленным бельведером, ассоциирующимся с центральным барабаном культового здания. Ассоциации, восреосмысливается архитектура храма».

В реальности, однако, получилось другое: у публикаторов, представивших этот дом в журнале «Проект Россия», не возникло ассоциаций с храмом, зато возникла параллель с палладианской виллой5 6. Постройка получилась изящной, но ее «сверхзадача» не реализовалась. И это было, видимо, закономерно. Чисто формальные параллели, не поддержанные содержательными связями, вообще мало эффективны. Если же эти параллели адресуют к стилистике, близкой к классицизму, они становятся особенно трудно читаемыми из-за того, что в классицизме архитектурный язык сакральных и светских сооружений заметно сближен, о чем уже говорилось в 6 главе.

Примеры строительства нового объекта на месте снесенного храма в окружении ценной застройки исторического центра свидетельствуют о том, что сложная историко-градостроительная ситуация нередко используется авторами в целях обогащения образного решения нового объекта, но память места не рассматривается как предмет охраны. Кроме того, можно еще раз убедиться, что цитирование и стилизация форм храмовой архитектуры при строительстве гражданских зданий на месте снесенных культовых сами по себе не могут восполнить потерю памятника и компенсировать его роль в формировании городской среды. Содержательная специфика культовых сооружений способствует их выделению из массы городской застройки. Маленькие по размеру часовни оказываются бесспорными композиционными акцентами, в то время как крупные и сложные по структуре комплексы привычного светского содержания не могут взять на себя эту роль.

Предпринятое выше рассмотрение храмов и других сакрально значимых мест в качестве своего рода доминант исторической части города может быть вполне оценено только в контексте взаимодействия таких объектов с их окружением — как складывавшимся исторически, так и формирующимся в ходе современного преобразования города. Прежде всего надо упомянуть уже давно установившиеся, хотя и не всегда реализуемые принципы охраны ценных исторических ландшафтов исторического города. В соответствии с этими принципами сохраняется роль храмов и храмовых комплексов как композиционных акцентов, важных для определенного окружения. В охранных зонах исторических городов храм — не только наиболее ценный объект охраны, но и композиционное ядро в сложившейся городской ткани. Храмы традиционно выполняют функции доминанты и сохраняют в большей или меньшей степени исторические системы городских доминант. Древние храмы помогают сохранить традиционный облик старых городских районов, а в сочетании с фрагментами ценной застройки — тип исторической городской среды и композиционные принципы ее организации.

Один из красивейших московских храмов — церковь Воскресения Христова в Кадашах, построенная в 1687 г., главный храм Кадашевской слободы, и сейчас является неотъемлемой частью образа Замоскворечья и одной из главных его доминант. (В начале 2000-х годов возникла угроза полной замены ее окружения на многоэтажное строительство, но тогда эту опасность удалось устранить.) Столь же заметна церковь свт. Георгия Неокесарийского на Б. Полянке (16681679 гг.). Ее декоративное убранство и расположение в старой застройке улицы, сформированной в основном комплексом церковных зданий, делают этот участок Б. Полянки ценным городским ансамблем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *