Церковь Св. Николая Чудотворца в Хамовниках

Автор: | 13.10.2016

Символом целого района Хамовники служит церковь св. Николая Чудотворца (1676-1682 гг.). Как и в прежнее время, когда храм был главной доминантой Хамовнической слободы, он организует окружающую застройку, несмотря на изменившееся соотношение масштаба зданий и свободных пространств. Тема архитектуры храма находит отражение в его ближайшем современном окружении — жилых домах, общественных зданиях и в элементах городского дизайна.

В контексте рассматриваемой сейчас темы важнее отметить не формальнокомпозиционное значение храмов, а нечто другое: значительны не только объемно-пространственные качества храмов как специфических композиционных доминант, многое в их восприятии, вся их роль в городе определяется еще и содержательным наполнением сооружения. Сопоставление часовен или мемориальных скверов с попытками светского строительства на местах храмов приводит к мысли о значении сакрального содержания в восприятии храма или иного религиозного объекта. Возобновление богослужений в храмах, сохранившихся в исторических кварталах, восстановление их знакового архитектурного облика возвращают культовым постройкам их социокультурную и градостроительную значимость.

В последние десятилетия передача храмов Православной церкви возродила традиционную функцию церковных зданий. Во многих исторических районах храм становится важным центром общественной жизни и одновременно главной архитектурной доминантой. Возрождаются и возобновляют свои функции храмы в больницах и учебных заведениях. В старом здании Московского государственного университета на Моховой улице восстановлена церковь мученицы Татьяны, покровительницы студентов. Действует отреставрированный храм II Градской больницы и многие другие. Храмы, расположенные поблизости от школ, высших учебных заведений, театров и других общественных центров принимают активное участие в их деятельности.

В практике российских городов распространены случаи, когда памятники культового зодчества становятся частью музейных комплексов. В Петербурге ряд крупнейших храмов действуют как музеи и как храмы одновременно. К их числу относятся Исаакиевский собор, Казанский собор, Петропавловский собор и др.

В Москве при реконструкции Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке (арх. И. Виноградский, Г. Астафьев) в комплекс музейных зданий была включена действующая церковь свт. Николая Чудотворца в Толмачах (1697 г.), которая в 1997 г. стала отделом Третьяковской галереи. Храм интересно вписывается в композицию не только как памятник архитектуры, но и как содержательный элемент музея русского искусства. С точки зрения пространственного решения архитектура Инженерного корпуса Третьяковской галереи тектонически и ритмически стремится быть созвучной архитектуре помещенного в центр композиции храма. Большие остекленные плоскости, отвечающие требованиям освещенности экспозиции, создают удачный фон для древней белокаменной архитектуры. Этому соседству подчинены и габариты нового корпуса.

Но главное условие успешного взаимодействия — соответствие содержательного назначения храма и окружающих зданий.

К этому ряду примеров можно отнести и соседство церкви св. равноап. кн. Владимира в Старых Садех и здания Государственной публичной исторической библиотеки, где содержательное единство двух объектов подкреплено гармоничным архитектурно-пространственным взаимодействием.

Заметное отличие старого города от новых районов состоит в том, что здесь храмы не являются элементами, формирующими общественные центры микрорайонов или районов, поэтому их участки более отстранены от жилых и общественных зданий, но, в то же время, храмы являются неотъемлемой частью архитектурных ансамблей. Композиционно и семантически они «работают» на некий пространственный ареал, а не на структурно-функциональный узел. В то же время, действующий приходский храм, как и в новых районах, становится неотъемлемой частью реконструируемой городской среды. В храмах проводятся богослужения, работают воскресные школы, что позволяет вернуть историческим кварталам традиционные формы жизнедеятельности горожан.

У храма оказывается двойственная функция: с одной стороны, он не связан с формированием общественных центров районного или микрорайонного плана, а с другой — формирует собственный узел функциональной активности. Во многом такая двойственность обусловлена тем, что структурно-функциональный строй старого города сегодня сам по себе не обладает, как правило, большой четкостью. Рельефно выделяется только общегородской центр, и здесь, как видно на примерах Ярославля, а также Ульяновска и некоторых других городов, присутствует явная тенденция включить собор в комплекс доминирующих объектов центра. Насколько можно судить, эта тенденция объясняется не только стремлением добавить сложную по рисунку доминанту, но ввести сакральный объект в семантический комплекс центра.

Во взаимодействии храмов с ближайшим окружением можно выделить несколько типовых ситуаций. Среди них — сохранение традиционного малоэтажного окружения, подчиненного храму. Нередко такая ситуация оказывается еще не искаженным наследием предшествовавших веков, но иногда она поддерживается новым элитным строительством.

Появились примеры включения приходского храма в комплексы новой элитной застройки, внедренной в историческую городскую ткань. В Москве вокруг храма свтт. Афанасия и Кирилла, что на Сивцевом Вражке (1836-1856 гг.), образовался целый комплекс новых жилых зданий — неоклассический особняк (арх. А. Горелкин, М. Филиппов, В. Ходнев), сильно модернизированный жилой дом эпохи модерна и современный жилой дом, два верхних этажа которого возведены вопреки запрету правоохранительных органов.

По Б. Афанасьевскому переулку, куда выходят колокольня храма и главный фасад особняка, ведущей архитектурной темой становится классицистический портик особняка, созвучный портику колокольни. Особняк вполне органично связывается и с палатами XVII в., стоящими рядом с ним дальше по переулку. С противоположной стороны храма и особняка, по Филипповскому переулку в архитектуре варьируется тема полукружий. Сюда обращены апсиды храма и его купольное завершение, а также полукруглый фронтон реконструированного здания и имеющая в плане форму сегмента остекленная угловая вставка нового жилого дома. Все постройки, включая храм, объединены выдержанным охристо-оливковым колоритом фасадов. Причем храм перекрашивался одновременно с жилыми домами. Дополнительную декоративность застройке придают изразцовые фрагменты старого дома.

Со стороны Филипповского переулка мы видим уже не простое продолжение в современной интерпретации традиций малоэтажного строительства. Здесь габариты застройки заданы предреволюционными доходными домами, но рисунок архитектурных форм откликается на соседство храмовой доминанты. Такая перекличка нередко встречается при строительстве вблизи храмов. Авторы современных проектов в ряде случаев используют памятники культового зодчества, расположенные на территории новых комплексов или по соседству с ними, как наиболее интересный элемент архитектурной композиции, полагаемый в основу замысла.

В современной практике, в частности — в Москве, встречаются примеры прямого цитирования фрагментов архитектуры старых храмов на фасадах соседних домов.

На пересечении Пречистенского и Б. Могильцевского переулков расположена церковь Успения Пресвятой Богородицы на Могильцах (арх. Н. Легран, 1791-1792 гг., 1803 г.). Рядом с ней к концу 1990-х гг. было завершено строительство здания Внешагробанка в Гагаринском переулке (арх. А. Воронцов, Н. Бирюков и др.). Главной темой сложного ассиметричного фасада банка, обращенного в сторону церкви Успения, стал четырехколонный дорический портик, утопленный в плоскости стены на уровне третьего и четвертого этажей. Он кажется плоским зеркальным отражением портика бокового фасада храма, стоящего на противоположной стороне улицы. Получила свое «отражение» и архитектурная деталь портала храма, реализованная в виде двух полукруглых окон, по форме и размеру сходных с прообразом. Характерное для памятника классицизма колористическое решение здания Внешагробанка, фрагментарная рустовка фасада, оконные проемы, повторяющие окна в барабане церкви, делают его похожим на барельеф на тему архитектуры соседнего памятника классицизма. С различных видовых точек на границе кварталов можно видеть культовую доминанту на фоне нового объекта. В конце 1990-х гг. эта постройка была награждена Правительством Москвы дипломом конкурса на лучшее строительство в историческом центре столицы.

Подобная перекличка присутствует в соседствующих в Москве часовне на месте храма Рождества Богородицы в Столешниках, о которой упоминалось выше, и гостинице «Плаза». В убранстве гостиницы со стороны храма присутствуют шатровое завершение одной из осей фасада, килеобразные венчания окон и дверного портала. Совершенно очевидное цитирование оказывается, тем не менее, мало заметным, поскольку цитируемые мотивы встроены в ковровую структуру многоэтажного фасада, в котором трудно предполагать черты сходства с маленькой часовней.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *