Часовня на месте Троицкого собора

Автор: | 17.10.2016

В Петербурге около сохранившегося в искаженном виде собора Феодоров- ской иконы Божией Матери, построенного в 1913 г. в честь 300-летия Дома Романовых, к 300-летию основания города возведена часовня Новомучеников и исповедников Российских. В период, пока храм не был передан петербургской епархии, возникла необходимость в строительстве часовни для проведения служб. Новая постройка в своем архитектурном решении отчасти опирается на образцы новгородского храмового зодчества с восьмискатной кровлей и одной главой. Устремленность вверх ступенчатых ярусов кровли, сходящихся к легкому ажурному барабану и парящей над ним главке, создает возвышенный образ. Хотя ясно читаемая каркасность завершения и его обильное остекление придают облику часовни некоторую павильонность. В то же время именно детали световых проемов стали основным выразительным средством, выделяющим постройку из окружения и создающим необычный силуэт.

Последовательно отрицательное отношение к «новоделам» в историческом центре С.-Петербурга проявилось в проектировании и возведении часовни на месте собора Пресвятой Троицы у Троицкого моста. Старейший деревянный храм города много раз восстанавливался после пожаров в своем первоначальном облике, хотя существовали проекты его перестройки самых известных зодчих — М. Земцова, П. Еропкина, Б. Растрелли. Последний опыт его восстановления в своем первоначальном виде относился к 1913 г. (А. Аплаксин) в связи с празднованием 300-летия Дома Романовых. К 300-летию Санкт-Петербурга было решено построить современную мемориальную часовню на месте разрушенного собора. Победителем конкурса стал проект архитектурного бюро «ЯК» (арх. А. Кицула, А. Михалычев, Г. Рыбаков)2.

На месте древнего деревянного храма, напоминающего об основании города, была возведена претенциозная классицистическая ротонда с четырьмя портиками в массивном гранитном цоколе. Венчается ротонда шлемовидной главой. Часовня занимает очень выгодное в градостроительном отношении место в сквере Троицкой площади, которое еще больше подчеркивает ее значение как современной доминанты. Она имеет широкий обзор и со стороны Невы, и с Троицкого моста, и со стороны Каменноостровского проспекта и Петропавловской крепости.

Архитектурное решение важнейших по своему расположению культовых доминант требует большой осторожности, с которой должно осуществляться новое храмовое строительство в исторических центрах городов. Осторожность тем более важна, что облик современных культовых объектов во многом определяется не городским контекстом, а запросами заказчика и распространенными в непрофессиональном сознании взглядами на символическую значимость образов храмового зодчества разных эпох.

Часовни, как можно увидеть, иногда решают относительно широкие градостроительные задачи, но чаще всего образуют камерный содержательный узелок в ткани города. Таким узелком могут стать даже не часовни, а определенным образом осмысленные скверы на местах прежних храмов. Создание мемориальных скверов на храмовых местах встречается в современной практике храмостроения российских городов, но особенно интересно оно развивается в С.-Петербурге.

Во время массового уничтожения соборов и церквей разбивка скверов на освободившихся участках была одним из популярных архитектурных решений (наряду со строительством общественных зданий, заводских корпусов и т.п.). Примечательно то, что в наши дни в условиях интенсивного строительства и высокой плотности застройки в Санкт-Петербурге эти скверы не застраиваются и сами по себе представляют памятники советского градостроительства. Кроме того, дефицит свободных озелененных пространств в плотной городской ткани 492

привлекает в эти мемориальные по своему существу зоны большое количество горожан, что неожиданно традиционно сохраняет притягательность храмовых мест. В большинстве таких городских скверов возведены памятные знаки, в некоторых — часовни. Но наиболее выразительны окруженные застройкой неприкосновенные «пустоты» в городских кварталах, сохранившиеся до наших дней.

К таким историческим петербургским местам можно отнести камерный сквер на площади Кулибина (бывшей Воскресенской) на месте церкви Воскресения Христова, сейчас там детская площадка. Такое же место — небольшой сквер в районе Советских (бывших Рождественских) улиц на месте снесенного храма Рождества Христова в Песках, где память о разрушенной церкви символизирует едва заметный песчаный холм в центре открытого пространства; сквер на пересечении Б. Пушкарской и Введенской улиц на Петроградской стороне, где стояла церковь Введения во Храм Пресвятой Богородицы. Здесь, несмотря на современное оборудование детской площадки, историческое место храма оформлено верующими как место явления Пресвятой Богородицы в 1890 г. Мы видим, как в некоторых случаях сакральная память места проявляется в городской среде несмотря на отсутствие официальных памятных знаков.

Более четко память о прошлом зафиксирована в сквере на территории разрушенной церкви ап. Матфия на Б. Пушкарской улице. Это место уникально тем, что в 1720 г. сюда была перенесена деревянная церковь Петра и Павла, находившаяся в Петропавловской крепости до постройки каменного собора3. В 1732 г. архитектором Д. Трезини под храм был подведен фундамент, который теперь раскрыт и оставлен в центре сквера как память о древнем храме. Рядом установлена памятная доска с изображением разрушенного памятника. Как и в предыдущих случаях, сквер не превращается в мемориальный комплекс, а остается естественным фрагментом исторической петербургской городской среды.

Пример музеефикации сохранившихся фундаментов разрушенных памятников культового зодчества встречается и в московской практике, хотя здесь его нельзя назвать распространенным. Здесь одновременно с реконструкцией комплекса «Третьяковский проезд» был создан историко-архитектурный ансамбль «Старые поля» на месте разрушенной церкви Троицы в Старых полях, первое упоминание о которой относится к 1493 г. Ансамбль храмов Троицы и прп. Сергия был снесен в 1934 г. вместе с крепостной стеной Китай-города. В 1999— 2000 гг. в связи с реконструкцией территории центром археологических исследований ГУОП под руководством А. Векслера проводились археологические раскопки, в результате которых были раскрыты белокаменные основания Троицкой церкви и фрагмент Китайгородской стены XVI в. Найденные фрагменты архитектурных деталей и белокаменные резные надгробия XIII-XVIII вв. экспонируются вместе с основанием храма. В экспозиции представлен общий вид памятника до разрушения.

Отличие московского примера в том, что комплекс возник на месте храма, который не может быть восстановлен без разрушения поздней застройки, и сохранение основания церкви представляет собой современный памятник-музей. В Петербурге фундамент храма символизирует естественный историзм места.

Более формальный и распространенный прием включения мемориальных скверов в градостроительную систему культовых доминант представляет собой постановка на их территории памятных знаков в честь разрушенных храмов. В Петербурге такие знаки в честь исчезнувших памятников установлены на площади Тургенева в районе Коломна, где стояла Покровская церковь, и в сквере на площади Витебского вокзала на месте собора Введения во Храм Пресвятой Богородицы Семеновского полка — самого большого собора, построенного К. Тоном в городе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *