Вознесенский Софийский собор

Автор: | 07.10.2016

Подобная схема особенно четко реализовывалась в тех, нечастых, правда, случаях, когда проектным решением уменьшался традиционный вертикализм храмовых построек. Можно указать на Вольск, где довольно приземистый ампирный Предтеченский собор был поставлен на площади так, чтобы на него не была ориентирована ни одна улица. Периметр же площади с трех сторон получил плотную обстройку. В этой ситуации даже открытая к обрывистому спуску к реке четвертая сторона мало усилила роль собора в панорамах, он остался почти исключительно внутренним акцентом площади. В такой же ситуации оказался Софийский собор в Царском селе (1788 г.). Приземистый, с плоскими куполами, он особенностями своей архитектуры показывал, что не рассчитан на обозрение с больших дистанций. Первоначальная планировка соборной площади (по плану 1779 г.) не предусматривала почти никаких точек дальнего обозрения, ориентировала на храм всего одну улицу. При реализации проекта площадь не получила, правда, достаточно плотной обстройки, что отчасти разрушило замкнутость складывавшейся композиции.

Часто замкнутость, зарегулированность композиции была заметней в плане, чем в реальном пространстве. Обширность пространств,экстенсивность невысокой застройки формировали храмам значительный бассейн видимости и способствовали их активному участию в городских ландшафтах. Это в равной мере касается примеров постановки нового храма в регулярно спланированной площади или устройства регулярной площади вокруг уже стоящего храма. Так, строительство Исаакиевского собора О. Монферрана включало его в систему нескольких строго организованных площадей. Наиболее регулярной была Сенатская, получившая единообразную оправу после строительства захаровского Адмиралтейства и возведения К. Росси здания Сената-Синода. Менее строгой по очертанию и менее организованной с точки зрения характера застройки была Исаакиевская площадь. Плац-парад перед Адмиралтейством формально вообще не был связан с собором. Реально же все три названные площади вместе с невской акваторией и с рядом прилегающих улиц образовывали обширное открытое пространство, на которое распространялось композиционное влияние собора, мало связанное с геометрическим рисунком планировки. Свободно располагался в пространстве Николо-Морской собор, на Пантелеимоновскую церковь открывались прекрасные виды из-за Фонтанки.

В Ярославле регулярный план задал идею обширной эспланады, соединяющей городской собор и Ильинскую церковь. Эта эспланада сама по себе сформировала достойный ансамбль классицизма. И собор, и Ильинская церковь оказались необходимыми смысловыми и формально-композиционными узлами этого ансамбля. Но их собственная архитектурная роль, особенно собора, оказалась значительно шире. Собор, как и в XVII в., господствовал над обширными пространствами по долине Которосли, формировал панораму города с Волги. Ильинская церковь в большей мере подчинилась замкнутому принципу пространственной организации, став центром не только эспланады, но и трапециевидной площади к западу от храма, ориентиром для стягивающихся к нему радиальных улиц. Однако обширные открытые пространства вокруг храма и в этом случае придавали ему в значительной мере черты традиционной свободной постановки храма в городском пространстве.

Такая свободная постановка преобладала в русских городах классицизма. Во многих случаях слишком слабым для целей регулирования оказывался периметр охватывающей храмы застройки. В Торжке Спасский и Входоиерусалимский городские соборы поставлены на прямоугольной площади, открытой к Тверце. Однако внушительные размеры соборов сделали обстройку тесной площади несопоставимой с храмовым комплексом, он господствует во всей застройке, в первую очередь — в панорамах, открывающихся с Тверцы. Здесь со-, боры зрительно связаны с расположенными у берегов соборами Борисоглебского и Воскресенского монастырей. Элементы регулярно организованных видовых связей оказываются вторичными по отношению к этим традиционно открытым связям крупнейших ансамблей города. При этом ансамбли, что важно, сформированы сооружениями классицизма.

В исторически сложившихся городах при реконструкции нередко даже не ставилась задача включения собора или приходской церкви в регулярно организованную площадь. Среди свободного пространства старой крепости остался стоять Троицкий собор Пскова, так же поставлен классицистический Борисоглебский собор Старицы. Оба собора господствуют в картинах города.

Нередко характер свободной пространственной организации сохранялся и у небольших приходских храмов, включаемых в регулярную планировочную систему. Характерный пример — Вологда, где новые улицы прошли так, что старые храмы остались во внутриквартальных пространствах. Это, конечно, почти полностью исключило многие церковные вертикали из общегородской композиции, придав кварталам ту горизонтальность построения, о которой говорилось выше. Но внутри кварталов стали складываться внешне не организованные, не зарегулированные дворы, в которых господствовали свободно стоящие в пространстве приходские церкви. Столь же свободное окружение сохраняли в Вологде церкви на набережных реки. Они составили характерную именно для этого города цепочку храмов, связанных с ландшафтом прибрежной зоны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *